Партизанский и малозатратный маркетинг в сегменте b2b. Интервью с Даниилом Гридиным. Часть II

По аналогии с врачами: любой хороший врач перед любой операцией или медицинским вмешательством покажет тебе на резиновом манекене – вот здесь мы отрежем вот это, а вот это мы пришьем, и потом ты будешь играть на скрипке. То есть, опять же, субъективно, это, конечно, работает, придает тебе уверенности, придает тебе какое-то доверие, надежды и все остальное. Но по факту, резать он тебя будет ровно так же, если б он тебе этого человечка не показал. То есть реально это ни на что не влияет. Это влияет просто на ощущение спокойствия пациента.

— Ощущение спокойствия тоже важно для процесса.

— Да, безусловно, очень важно для процесса! Именно для этого и созданы какие-то иррациональные инструменты создания доверия (к примеру, когда ты выступаешь на какой-то конференции или есть какие-то публикации в СМИ). На большую сделку у нас же есть всегда закупочный центр.

И, например, к директору департамента приходит его коллега и говорит: «Слушай, а почему ты решил с ними работать?». А тот: «Ну как же? Они же на этой конференции, и вот здесь, и вот здесь, и вот тут», т.е. он всегда может вот этим прикрыться, и даже если что-то пошло не так, представитель заказчика может сказать: «Ну как же, слушайте, кто же знал? Они же на такой крупной конференции, они же вот в таком крупном издании…»

При этом, справедливости ради, если мы говорим про те же самые публикации в каких-то профильных СМИ, они не обязательно могут быть маркетинговыми, это касается практически любых профессиональных СМИ.

Я с большим количеством редакторов дружу, и все они хотят контент. Если у тебя есть хороший контент, то они не будут у тебя спрашивать процент твоих довольных клиентов, они не будут спрашивать, насколько вовремя твои менеджеры берут трубки телефона и все такое прочее. Они хотят от тебя контент!

И если он у тебя есть, то в принципе ты можешь быть совсем-совсем некомпетентен, когда до дела доходит. То есть ты даешь контент, у тебя будут публикации, у тебя будет медийное покрытие. Это очень циничная штука, с одной стороны, но, с другой стороны, можно плакаться и говорить, что жизнь несправедливая и вот тут вот такие иррациональные инструменты, которые так хорошо работают, и вот из-за этого такие хорошие парни, как мы, не получаем контракты, а контракты получают какие-то непонятные мурзилки, которые только пиарятся и ничего руками не делают.

Можно так себя вести, а можно все-таки использовать это на свое же благо и на благо клиентов, потому что, в конце концов, если вы уверены в своем продукте, в своей услуге, если вы действительно делаете хорошо то, что вы делаете,  значит, практически все средства в рамках УК РФ хороши для того, чтобы донести до потенциального клиента необходимость размещения контракта именно у вас.

Тут опять же, не совсем то, что ты хотел услышать, я это прекрасно понимаю, все хотят конфетки, рекомендации…

— Я думаю они есть, безусловно, между строк. Имеющий уши — да услышит! Те же самые выступления, это как раз-таки бесплатный инструмент. Я, например, никогда не платил за возможность выступить на конференциях. Думаю, и ты тоже.

И, кстати, я верю, что моя аудитория не ждет простых рецептов, потому что я и сам не люблю говорить об этом. Раньше это пугало, так как эксперты по маркетингу у нас часто ассоциируются с такими коробейниками, у которых всегда есть какой-то набор простых действий, «волшебных таблеток», которые они всем без разбора рекомендуют. Типа делайте лендинг и контекст (сегодня “в моде” инстаграм, личный бренд и автоворонки — прим. редактора) и будет вам счастье.

Но сейчас к нам приходят как раз те, кому эти волшебные таблетки не помогли и понятно, что нужно настоящее лечение в виде системы и стратегии. И мы больше говорим о том, как осмысленно ее выстраивать: диагностировать какие-то дыры, найти новые сегменты, отстраиваться от конкурентов, отказаться от бессмысленных действий, не ведущих к результатам и интегрировать все то, что работает между собой.

И еще моя любимая тема про то, как мышление собственника бизнеса, и «тараканы» в его голове сильно влияют на эффективность бизнеса.

— Есть очень хорошая фраза моего коллеги Григория Трусова: «Любая организация – это проекция невроза ее руководителя».

— 100%, да.

— Все то, что в компании происходит, является отражением того, что собственник подразумевает под «хорошо и плохо, правильно и неправильно». Еще одна ситуация, когда собственник является главным продавцом (а это очень часто бывает, особенно в сфере услуг), тут, конечно, очень сильно зависит от того, что за человек. Потому что кому-то я порекомендую: да, тебе нужно на такие-то конференции вставать, делать живые мероприятия и продавать в зале, в живой комнате.

А где-то я понимаю, что человек как спикер – абсолютно мертвый, и живые мероприятия ни к чему не приведут, поэтому нужно как-то альтернативно через все это выходить. Кто-то хороший переговорщик, импровизатор и когда какие-то ситуации возникают, он навскидку что-то быстро придумывает, соображает.

Где-то люди более системные, где-то люди больше объясняются словами, где-то люди больше объясняются какими-то картинками, текстом и так далее. И от этого все зависит, особенно когда мы говорим о небольшом бизнесе, о ситуации, когда не 600 продавцов, а реально там 1-2-3 человека, и каждый из них, что называется, на вес золота.

И никуда он не денется, и, собственно говоря, ты с этими пассажирами будешь жить, от сильных-слабых сторон каждого конкретного исполнителя зависит в том числе то, как ты будешь делать маркетинг.

Потому что в маркетинге очень важен такой момент – это плавность перехода с одного этапа на другой. Про это мы очень часто слышим в различного рода книгах, семинарах по контекстной рекламе, т.е. чтобы уровень конверсии был хороший, целевые лиды приходили в воронку продаж через интернет, то объявление в контекстной рекламе должно очень плавно переходить в посадочную страницу и так далее.

Не может быть, что у тебя в объявлении в Adwords или в Директе говорится об одном, и оно ведет на посадочную страницу, где говорится абсолютно о другом, с другим заголовком, с другими преимуществами.

— Ты знаешь, много в интернете выкладывали таких фоток с объявлениями на столбах, типа: «Сиськи! А теперь, когда мы привлекли ваше внимание…»

— Да-да-да. «Теперь, когда мы привлекли ваше внимание, давайте…» Это не работает, особенно это не работает на каких-то не импульсных продажах, а на каких-то продажах серьезных b2b-шных – это просто мимо кассы. Поэтому всегда нужно быть очень плавным.

Важно понимать: даже когда я пишу под клиентов какие-то там рекламные материалы, физические директы и так далее, я всегда держу в уме «А кто, собственно говоря, поедет на переговоры?». В любом крупном бизнесе есть 1-2-3 ключевых переговорщика, и я какие-то тексты пишу просто под них. Потому что не может быть ситуации, когда: «Хей, ребята, чуваки, давайте встретимся, как видите, я предложил…». Ну какое-то «хи-хи, ха-ха», а приходит такой серьезный мужик в пиджаке, который начинает лечить какими-то серьезными аргументами. Это сразу же диссонанс и непонимание потенциального клиента – вообще, куда он попал.

При этом я понимаю, что нужно и должно быть всегда «хи-хи, ха-ха», и я не говорю, что всегда должно быть что-то такое серьезное корпоративное. Должно быть релевантно продавцу, который поедет, собственно говоря, продавать. И это проблема начинающих копирайтеров или не начинающих копирайтеров, которые не очень хотят развиваться именно в b2b, они этого не понимают. То есть любой b2b-шный текст – это некий первый этап. После этого текста может быть какой-то другой текст, и третий текст. Но после этого все равно будет живой человек.

Задача хорошего копирайтера состоит в том, чтобы у потенциального клиента, дошедшего все-таки до живой коммуникации с представителем продавца, не было диссонанса: «А что это вообще? Меня, значит, вели вот так, так, так, а тут человек, который совершенно не вписывается в те рамки, в которые я был поставлен какими-то рекламными материалами». Вот это очень важный момент.

Я не могу этому научить ни в интервью, ни на семинаре, нигде, потому что все это, в общем-то, решается шишками и всякими другими отметками на теле, которые являются следствием какой-то такой серьезной практической работы.

—  Все это навык, на самом деле. Вот и с партизанским маркетингом, когда читаешь Левинсона, понимаешь, что он работал креативным директором и копирайтером в больших рекламных агентствах. И вот у него кейс: он написал и рассылал некое письмо, условный компред, и так привлекал себе клиентов. Но может ли этот кейс использовать рядовой владелец малого бизнеса?

Вряд ли, потому что у него просто нет таких навыков и таких потрясающих кейсов. Почему мы в своих проектах и стали отказываться от партизанского маркетинга, потому что во многом это личный навык, который невозможно переложить в отчуждаемую систему. Это нужно самого человека, который этим занимается, самого “партизана” нужно прокачивать, причем комплексно. А это уже совсем другой бизнес.

— Тут еще знаешь, какая интересная штука по поводу копирования внешних проявлений. Я на рынке с 2006-2007 года, понятно, что большое количество моих материалов растаскивается начинающими консультантами, и есть специалисты по системному b2b маркетингу, которые просто слово в слово пересказывают мои видео, пытаются писать какие-то письма, я при этом уверен, что у них ничего хорошего не получается.

— Почему?

— Потому что мои материалы встроены в процесс продажи, т.е. то, как я пишу – это то, как я потом буду говорить на какой-то встрече; это то, как я буду вести какие-то предметные переговоры и так далее. То есть не будет диссонанса у человека. Они, может быть, даже все неплохие ребята, т.е. они прочитали какие-то правильные книжки и все хорошо делают, т.е. тут даже не вопрос какой-то профессиональной компетенции.

Но когда человек читает письма и материалы, поданные определенным образом, и потом он переходит уже к какому-то пресейлу, что называется, физическому (т.е. когда нужно поговорить, на какие-то вопросы ответить), сразу доверие падает. Потому что нет плавного перехода между тем, как подавалось все это в автоматическом формате, этими автореспондерами, письмами и всем остальным, к тому, как человек общается.

— Теряется конгруэнтность такая, да?

— Да, говоря модными психологическими терминами, теряется конгруэнтность, естественность и т.д. В продажах это очень важно. Поэтому лучше напишите сами, может быть, с какими-то ошибками, криво-косо, но чтобы это были вы, потому что в больших продажах это очень важно. Как только потенциальный клиент (особенно, если риск ошибки велик, особенно, если какая-то большая сделка) чувствует фальшь, то очень часто на этом все заканчивается.

Это такой важный момент, и я не знаю, как это все перевести в формулу, я рад бы сказать, что ребята, есть 8П маркетинга, или еще что-нибудь, и если это все сделать, то вы будете в шоколаде, но такого, к сожалению, не бывает. Если бы была такая формула, я сам бы ей пользовался с утра до вечера. Но, к сожалению, не бывает.

То есть, возвращаясь к аналитической части моего подхода, я всегда разговариваю с менеджерами, по возможности присутствую на переговорах или если хотя бы какие-то наскребаются расшифровки – слушаю. И уже на основе этого делаю вывод о том, какие аргументы использовать, как их подавать и как вообще писать, и как доносить свои мысли.

— Спасибо, это очень полезный момент, я считаю. Давай еще один аспект модный рассмотрим – социальные сети. Многие идут в социальные сети, пытаются там какие-то делать странички, что-то постить. Котиков или полезный контент. Как ты считаешь, насколько это вообще эффективно и для кого может работать?

— Чтобы этот вопрос разложить на несколько, во-первых, нужно понимать, к чему все сводится? Все сводится к тому, что любой вид (контекстная реклама, социальные медиа) – это просто канал донесения твоего сообщения до целевой аудитории. И с чего нужно начать? Есть ли там твоя целевая аудитория. В случае с b2b, это лица, которые принимают решения на стороне заказчика, есть ли они в этом условном Facebook. Мы разговариваем с кем-то или мы разговариваем со стенкой.

— Да, предположим, они есть.

— Соответственно, если мы разговариваем с кем-то, берем гипотетическую ситуацию. Как до них лучше добраться? Мы же понимаем, что в любой социальной сети у нас всегда есть два варианта: создать группу, страницу (котики, шер, лайк или твит) либо мы просто можем покупать рекламу. И в случае с Facebook, мне кажется, что для b2b реклама — это гораздо более интересная штука, чем чтобы…

— Чем чтобы лично с ними начинать дружить?

— Я европеоидо-американец, я полезу через LinkedIn, если мне что-то прямо от кого-то надо, но я не полезу через Facebook. Опять же, я понимаю, что можно и через Facebook лезть, но предпочитаю через LinkedIn все-таки работать.

— Мне, например, частенько обращения приходят в личные сообщения. Потом уже назначаю созвоны и начинается пресейл.

— Я все равно перевожу все на е-мейл или на какие-то другие каналы, но это уже чисто дело вкуса в общении. Есть исключения, безусловно. Если рынок рекламных digital-услуг, и понятно, что там люди все вопросы решают в Facebook, все они в этом Facebook есть.

Это один пример. Но другой пример, если ты хочешь выходить на какого-то маркетинг-менеджера крупного FMCG-бренда, ты, конечно, полезешь к нему через LinkedIn, ты не полезешь к нему через Facebook.

По поводу всего этого контента и групп, безусловно, есть успешные примеры. Навскидку я могу Илью Рабченка вспомнить, у него есть «Клуб директоров». Я не могу сказать, что мне это прямо приносит клиентов, но когда-то мне было интересно в этом разобраться.

Как-то давно в своих видео я рассказывал, как создавать и раскручивать Facebook страницу. Я не знаю, сколько вообще поколений маркетологов на них выросло. Потом уже Facebook обновил интерфейс, и это было неактуально, но году в 2011, наверное, это было совершенно культовое видео.

Была у меня серия из 3 частей, я там рассказывал, как создавать и раскручивать Facebook-страницу, что выбрать — страницу или группу. Но тогда только-только начиналось. С тех пор не могу сказать, что я это забросил, в каком-то таком вялотекущем режиме это поддерживается.

Я не считаю, что Facebook именно для моего бизнеса – это какой-то хороший канал привлечения кого бы то ни было, потому что у меня там другие инструменты работают.

По поводу того, чтобы делать контент. Мы все отталкиваемся от аудитории, еще раз. Есть примеры, есть контрпримеры. Если ты понимаешь, что твои заказчики есть в Facebook, они у тебя в друзьях, то, безусловно можно до них какую-то коммуникацию доносить.

Если нет, ну зачем это делать? И плюс такой важный момент, который я бы хотел упомянуть. Многие любят копировать большие бренды, т.е. есть на определенном этапе понятие «брендинг» можно приравнять к имиджевой рекламе. И какие-то вещи делаются, чтобы увеличить узнаваемость бренда или решать какие-нибудь, например, hr-задачи.

Если b2b вспомнить, есть Accenture, например, консалтинговая компания, где сейчас Гамид Кастоев – совершенно заслуженный и великий российский маркетолог. Он и в Microsoft работал, и в IBS работал, и везде работал, сейчас он в Accenture. И они используют свой Facebook для того, чтобы постить видео о том, как хорошо работать в Accenture.

И у меня никаких вопросов нет к этой стратегии. Но они не используют свой Facebook для того, чтобы привлекать каких-то клиентов, потому что совершенно по-другому такие вещи продаются. Нужно просто понимать, зачем вы хотите социалочки использовать.

И в большинстве случаев такой общий пример – все хотят пошаговых руководств. Давайте так, если вы хотите поиграться с какой-то социальной сеточкой, вы настраиваете там рекламную кампанию. Любая социальная сеть имеет какую-то систему таргетированной рекламы разной степени удачности. Тем не менее, у каждой что-то есть, у Одноклассников, у Моего Мира, у Facebook, у Контакта – у всех есть.

Вы настраиваете контекстную рекламу, и если она приносит вам какой-то выхлоп: по банеркам справа или слева, в зависимости от социальной сети, кликают люди; они приходят, регистрируются, звонят и так далее. Это является индикатором того, что имеет смысл поиграться со всякими этими комьюнити, чего-то попостить (какие-то картинки и все такое прочее). Если нет, то нет. Для меня это лакмусовый тест.

— Слушай, еще хотел спросить: есть же еще развитие клиентов, выяснение более глубоких потребностей, кросс-продажи. Это ведь тоже достаточно малобюджетные инструменты, которые тоже актуальны для роста продаж. Какова роль маркетинга в этом, лезешь ли ты в это или нет?

— Я в это, безусловно, лезу. Ну вот, опять же, обобщение. Я лезу в какие-то вещи, связанные с сегментированием, в том числе с модными штуками, типа RFM-сегментирование. Если не вдаваться в технические дебри, есть два больших кластера, если это можно так назвать.

Есть ситуации, когда у тебя есть пул каких-то не очень больших клиентов, и ты хочешь им просто продать больше в тот же закупочный центр. А есть ситуации, когда ты продаешь условной дочке Газпрома или какой-нибудь дочерней организации крупной структуры, и ты работаешь на территории Ханты-Мансийского автономного округа, например.

Ты знаешь, что у них еще компании по всей стране, и ты хочешь влезть куда-то в другую сторону, и ты хочешь развиться внутри большого клиента. При этом ты с каким-то маленьким филиальчиком работал, а в центральном офисе вообще никто не знает, кто ты такой. Это к вопросу про универсальные модели.

Поскольку мы про консалтинг говорим, все-таки это более крупные сделки, я занимаюсь именно со вторым. Мы сделали проект для Ростехнологий, не важно каких, и мы хотим как-то развиться внутри. И что делать?

На самом деле, во втором случае получается, что продажи, по сути, с нуля, т.е. у тебя есть некая доказательная база: «ребята, мы показали хорошие результаты для ваших парней из такого-то отделения»; но там другой закупочный центр, там другие люди, там масса нюансов, которые нужно учесть.

Это уже не про ассортиментный анализ, по сути, ты делаешь продажу с нуля, но у тебя есть небольшой бонус в виде какого-то успешного проекта с ответвлением (с дочкой какой-то крупной компании). Это один сценарий, которым я чаще всего занимаюсь.

А в ситуации, когда вы хотите в тот же закупочный центр, в ту же не очень большую компанию продать что-то еще, есть формальный подход, которому учат и на высшем и на втором высшем маркетологов, аналитиков, открыть какой-нибудь SPSS и начать там искать кластеры и смотреть, кто чего покупал и кому что можно предложить. Либо интуитивный подход от хорошего продавца, который ищет какие-то способы расширения внутри компании клиента.

Опять же, если анализировать то, чем я занимаюсь, то я, когда понимаю, что для какой-то клиентской компании я могу сделать что-то еще, я никакой статистики не использую. Никаких математических моделей. Я просто ищу какие-то новые направления, говорю: «Ребята, есть еще такое направление, для него можно сделать то-то, и то-то, и то-то, давайте поиграем».

То есть, если вы заточены на развитие бизнеса клиентов, нужно всегда быть в синхроне с планами клиента. То, что вы продаете, должно ложиться в большие планы вашего клиента (неважно потенциального или того, с кем вы уже какой-то бизнес делаете). То есть у людей есть какая-то стратегия развития, и ваша задачу на эту стратегию развития наложить свои грязные ручонки и посмотреть, как в эту стратегию развития можно как-то засунуть то, что вы продаете.

Честно говоря, все это актуально с учетом специфики тех клиентов, с которыми я работаю, а я все-таки больше работаю с системным b2b маркетингом для сложных рынков. Что значит сложный рынок? Сложный рынок – сложный продукт, информационно емкий, т.е. он непонятный какой-то, куча всяких деталей, нюансов и так далее.

Когда я работаю с такими продуктами, я больше все-таки на интуицию рассчитываю, какой бы это профанацией ни звучало. У меня есть понимание того, куда развивается мой клиент или куда развивается клиент моего клиента. И мы вместе садимся и думаем, какие новые продукты мы можем вот под эту стратегию подстроить.

А всякие моменты, связанные с ассортиментным анализом, все-таки больше в сторону ситуации, когда у вас завод, и вы производите дюбеля 5 см, дюбеля 7 см, дюбеля 11 см. Я утрирую предельно. Когда какие-то продукты, нужно понять, что делать, и чего сколько держать на складе, т.е. всякие аналитические моменты, основанные на математике, они больше в ту сторону.

Если мы говорим о каких-то больших и толстых продажах, то там нужно просто нос очень глубоко держать в бизнесе клиента, и уже станет понятно, кому и что продавать. То есть какой-то математикой к этому решению прийти очень тяжело.

Опять же, я могу быть неправ, я всегда себе такую лазеечку оставляю для отступления. Я могу быть неправ, может быть, я просто не очень хороший математик, хотя у меня политехнический институт за плечами. Может быть, как-то это все и считается, я честно говорю – я не умею. И даже когда я чего-то пробую, я в какой-то момент это бросаю, и говорю: «Ребята, давайте мы как-то лучше по наитию все это сделаем».

Ну, то же самое, что с копирайтером. Есть копирайтер, который пишет по формулам и в принципе делает это нормально, я, например, никакими формулами не пользуюсь, я даже, наверное, ни одной не знаю. Вот AIDA я знаю, а больше никаких формул не знаю. Знаешь, есть 28 способов составить заголовок, 58 способов начать. Я вот этого ничего не знаю, я пишу, как пишется, и дальше, как пойдет.

Это такой принцип антилабиринта. Я часто цитирую Виталия Колесника, https://kolesnik.ru/ (кстати, пиарю совершенно безвозмездно). Очень хороший личностный рост – это, конечно, такой замызганный термин. Давай так, специалист по развитию творческого потенциала человека.

У него есть один принцип антилабиринта, который я очень часто цитирую и к которому обращаюсь. Любую задачу, т.е. ты из любой точки А в любую точку В можешь дойти бесконечным числом способов.

И поэтому я совершенно не отрицаю, что можно четко понять, с каким продуктом в какого клиента входить можно с помощью Excel. Есть какой-то великий мегамозг, который с безумной долей вероятности все это вычисляет. Флаг в руки, барабан на шею, мне удобней это делать так, и у меня это получается. С моими результатами тяжело спорить. При этом я вполне оставляю вероятность и возможность того, что кто-то это может делать по-другому, и это замечательно, это делает жизнь более разнообразной.

— Ну смотри, это просто психотип, который называется «интуит». Я, например, тоже интуит. Важно принять это как данность – ок, я могу выдавать крутые результаты, которые основаны на интуиции, а не на чистой логике и математике, значит это моя сильная сторона, давай ее использовать. На этом весь маркетинг и строится – пойми, кто ты, и сделай из этого преимущество.

— Да, и возвращаясь к теме консалтинга, задача – в том числе понять, кто напротив тебя сидит и что у тебя… Любой консалтинг – это пополам с психотерапией, и твоя задача в первую очередь – это правильно оценить исходные данные…

Я двум клиентам, которые работают в одном и том же городе, в одном и том же бизнесе и решают одни и те же задачи, могу дать диаметрально разные советы. И тем, и тем можно дойти до цели, но я понимаю, что этот человек это делать просто не будет, потому что ну вот он такой, ну просто он не будет этого делать. И если он это будет делать, он будет делать очень плохо. А вот это сделает хорошо, а вот это и это сделает плохо, а вот это сделает хорошо.

Поэтому зацикливаться на том, что есть два-три способа что-то сделать… Способов бесконечное количество, на самом деле. Наверное, можно и через Facebook продавать станки, но в мой подход и в мою картину мира это просто не очень ложится. Я уверен, что наверняка где-то в интернете можно найти успешный кейс человека, который какую-то совершенно безумную, технически сложную b2b-шную штуку продал через Twitter или через еще что-нибудь. Я уверен, что где-то этот кейс есть.

— Ну а если подытожить, то какие советы ты бы дал по выбору инструментов и каналов? На что обращать внимание?

— Опять же, анализируя инструменты, два ключевых вопроса: достучусь ли я этим инструментом до своей аудитории? – Раз. Вообще пользуется ли она этим каналом? И Два – по экономике – попадаю ли я или нет? Потому что партизанские/непартизанские, но у всех есть предельно допустимая сумма денег, которую мы готовы потратить на продажу, а как следствие, на встречу с лпр-ом, на какое-то результативное действие. И поэтому, если вы, условно, продаете воду в офис, то в LinkedIn рекламироваться не нужно. Потому что там клики по 10 долларов, далеко вы на них не уедете.

— Да, это нерентабельно.

— Ну вот, это такие два контрольных вопроса, которые позволяют заметную часть инструментов отсечь, и дальше уже концентрироваться на том, что подходит больше под ваш бизнес, под вашу сферу деятельности. А не то будет, как с женщинами: «Вот мне нравятся беленькие, а мне нравятся вот такие, а мне нравятся… Ох, как же так, а? Как же так получилось?»

— Даниил, спасибо за интересное интервью. Хотя оно немножко пошло не по той структуре, но это издержки процесса. С интервью часто так получается.

— Немножко… Чуть менее, чем полностью.

— Тем не менее, это было полезно для тех, кто готов встать на путь системного маркетинга. А если кто-то ждет четких каких-то рекомендаций, есть миллион сайтов, где люди с гораздо меньшим опытом и пониманием вещей дают четкие конкретные рекомендации. Правда, не факт, что это сработает в вашем случае.

— Ага, в ВКОНТАКТЕ есть паблики с советами, там есть и по маркетингу, и по чему угодно.  VK.COM, слэш, успешный успех и вперед!

— Так что думайте своей головой и делайте маркетинг! Такое у тебя обычно напутствие в письмах?

— Да, всем удачи и делайте маркетинг!